<< Главная страница

ТОВАРИЩИ



Что-то новое появилось в атмосфере города. Педро Пуля вышел из склада с Жоаном Длинным и Бузотером. В порту непривычно пусто, только полицейские охраняют огромные склады. Сегодня суда не разгружают, потому что докеры с Жоаном де Адамом во главе, заявили о своей солидарности с бастующими водителями трамваем. Кажется, что в городе праздник, но праздник особый, не похожий на другие. Люди на улицах собираются группами, что-то горячо обсуждают. Автомобили развозят на работу служащих. В дверях магазинов смеются приказчики. По Ладейра да Монтанья поднимаются и опускаются толпы людей: лифты сегодня тоже не работают. Городские автобусы набиты битком, двери не закрываются. Отряды забастовщиков группами идут в профсоюзный комитет, чтобы послушать заявление докеров, которое несет в своих ручищах Жоан де Адам. У дверей
комитета толпятся люди, стоят на посту полицейские. Педро Пуля идет по улице с Жоаном Длинным и Бузотером.
- Здорово! - восхищается он.
Жоан Длинный улыбается.
- Будет сегодня заваруха, - замечает негритенок Бузотер.
- Не хотел бы я быть ни кондуктором, ни вагоновожатым,- добавляет Жоан Длинный,- Зарабатывают всего ничего, а работа адская. Правильно делают, что бастуют.
- Поглядим?- предлагает Педро Пуля.
Они подходят к дверям профсоюза. Туда входят негры, мулаты, испанцы, португальцы. Мальчишки видят, как во главе докеров вышел из здания Жоан де Адам, и как кричали ему "ура!" рабочие-трамвайщики. Мальчишки тоже кричали "ура!". Жоан Длинный и Бузотер - потому что им нравился докер Жоан де Адам. А Педро Пуля еще и потому, что ему нравилась сама забастовка, словно это одно из самых прекрасных приключений капитанов песка.
В здание вошла группа хорошо одетых людей. Стоя в дверях, капитаны слышат чью-то речь, которая прерывается криками: "предатель!", "желтый!".
- Здорово! - повторяет Педро Пуля.
Ему хочется войти туда, смешаться с забастовщиками, кричать и бороться вместе с ними.
Город уснул рано. Светит луна. С моря доносится голос негра. Он поет о том, как горька его жизнь, потому что его покинула любимая. Капитаны уже спят. Даже Жоан Длинный храпит, растянувшись у дверей, с кинжалом под головой. Только Педро Пуля не спит. Он лежит на песке, смотрит на луну, слушает негра, который поет о своей тоске по неверной мулатке. Ветер доносит обрывки песни, ее слова заставляют Педро искать Дору на небе среди тысячи звезд. Она тоже стала звездой, необыкновенной звездой, с длинными белокурыми волосами. У героев вместо сердца - звезда. Но никто никогда не слышал, чтобы у какой-нибудь женщины в груди, как цветок, расцвела звезда. Самые отважные женщины земли и моря Баии после смерти становятся святыми негров. Роза Палмейрао стала святой на кандомблэ в Итабуне, потому что в этом городе она впервые проявила свое мужество. Это были здоровые, сильные женщины. С мускулистыми, как у забастовщиков, руками. Роза Палмейрао была красавицей, ходила, покачиваясь, как моряк. Она была женщиной моря. Когда-то у нее был парусник, и на бороздила на нем волны у входа в гавань1. Мужчины в порту любили ее не только за смелость, но и за красоту. Мария Кабасу была некрасивой... Темная мулатка, дочь негра и индианки, она была мощной и хмурой. Мужчинам, считавшим ее некрасивой, здорово доставалось от этой женщины, но она всем сердцем была
----------------------------------------------------------------------
1 Об этом рассказывается в романе Жоржи Амаду "Мертвое море".
предана одному желтолицему и щуплому сеаренцу1, который любил ее так, словно она была красавицей с прекрасным телом и горящими страстью глазами. Они были отважными женщинами и стали святыми на кандомблэ кабокло, потому что на этих кандомблэ время от времени появляются новые святые, там нет той ритульной строгости, что отличает церемонии негров наго.
Но Дора была отважнее этих женщин. Она была девочкой, но делила все трудности жизни капитанов песка. А все знают, что любой капитан стоит взрослого мужчины. Дора была им матерью и сестрой. Потом для Педро Пули она стала невестой и женой, когда лихорадка уже пожирала ее, когда смерть кружила вокруг в ночь великого покоя, родившегося в ее глазах. Она была в приюте, сбежала оттуда, как Педро Пуля сбежал из колонии. У нее хватило мужества, умирая, успокаивать своих сыновей, братьев, жениха и супруга, всех капитанов песка. Дон'Анинья завернула ее в белое покрывало, расшитое, как для святой. Божий Любимчик отвез ее на своем баркасе к Йеманже. Падре Жозе Педро читал молитвы. Все любили Дору, но только Педро Пуля хотел уйти вместе с ней. Профессор бежал из склада, потому что не мог оставаться там после смерти Доры. Но только Педро Пуля бросился в воду, чтобы разделить ее судьбу, чтобы и в смерти быть вместе с нею и совершить волшебное путешествие в глубину зеленого моря, куда Йеманжа берет самых отважных. Поэтому только он видел, что Дора стала звездой и пролетела по небосводу. Она появилась для него одного, засверкала над его головой, когда он хотел покончить с собой, когда уже тонул. Она дала ему новые силы, и парусник Божьего Любимчика, возвращаясь, подобрал его. Теперь Педро смотрит на небо, ищет глазами звезду Доры. Звезду с длинными золотистыми волосами, другой такой нет в целом мире. Потому что не было
----------------------------------------------------------------------
1сеаренец - житель штата Сеара.
во всем мире другой такой женщины, как Дора, хотя она была такая юная, совсем девочка.
Ночное небо усыпано звездами, они отражаются в уснувшем море. Сочный голос негра летит к звездам, кажется, к ним обращена его жалоба, его тоска. Он тоже ищет любимую, которая исчезла в ночи. Педро Пуля думает, что звезда, которой стала Дора, скользит сейчас над улицами, переулками и холмами Баии, ищет его. Может быть, она думает сейчас о том, что происходит в городе? Но сегодня героями этих необыкновенных событий стали не капитаны песка, а рабочие-трамвайщики: сильные негры, веселые мулаты, испанцы и португальцы, приехавшие из дальних стран. Это они поднимают вверх сжатые кулаки и кричат, совсем как капитаны песка. В городе забастовка, самое лучшее из приключений. Педро Пуля хочет участвовать в ней, кричать во всю силу своих легких, прогонять продажных ораторов. Его отец выступал на митингах и был сражен пулей. В жилах Педро течет кровь забастовщика. К тому же жизнь уличного мальчишки научила его любить свободу. Тогда в тюрьме заключенные пели о том, что свобода, как солнце,- самое драгоценное, что есть в жизни. Педро знает, что забастовщики борются за свободу, за то, чтобы было больше хлеба и больше свободы. Эта борьба - как праздник.
Педро заметил вдали чьи-то силуэты и насторожился. Но вскоре он узнал огромую фигуру грузчика Жоана де Адама. Рядом с ним какой-то паренек, хорошо одетый, а волосы растрепаны. Педро Пуля стащил с головы кепку.
- Как тебя сегодня встречали, а? - говорит он Жоану де Адаму.
Жоан де Адам смеется, играя мускулами:
- Капитан Педро, хочу познакомить тебя с товарищем Альберто.
Молодой человек протягивает Педро руку. Вожак капитанов песка
сначала вытирает ладонь о свой рваный пиджак, потом пожимает руку студента. Жоан де Адам объясняет:
- Он студент юридического факультета, но он - наш товарищ.
Педро смотрит на студента без недоверия. Тот улыбается:
- Я уже много слышал о тебе и твоих ребятах. Ты молодчина.
- Это ребята - молодцы,- отвечает Педро Пуля.
Жоан де Адам подходит ближе:
- Капитан, нам нужно с тобой поговорить. У нас к тебе дело. Очень важное. Вот товарищ Альберто...
- Зайдем внутрь?- предлагает Педро Пуля.
Входя в склад, они разбудили Жоана Длинного. Негр подозрительно смотрит на студента, думает, что он из полиции и осторожно тянется за кинжалом. Только Педро Пуля замечает это движение и говорит:
- Это друг Жоана де Адама. Пойдем с нами, Длинный.
Они идут вчетвером, садятся в углу. Некоторые капитаны проснулись. И с интересом наблюдают за ними. Студент окидывает взглядом склад, спящих на полу мальчишек и вздрагивает, как от холодного ветра:
- Какой кошмар!
Но Педро Пуля говорит Жоану де Адаму:
- Замечательная это штука - забастовка. В жизни не видел ничего лучше. Это как праздник.
- Забастовка - это праздник бедняков,- замечает студент.
Голос Альберто как-то необыкновенно располагает к себе, и Педро слушает с восхищением, как раньше - голос негра, поющий песню моря.
- Мой отец погиб в забастовке, знаешь? Если не веришь, спроси Жоана де Адама.
- Красивая смерть,- отвечает студент.- Значит, он был борцом за дело рабочего класса. Это, случайно, не Блондин?
Выходит, студент слышал о его отце. Он был борцом... Все его знают. Смерть на баррикадах - красивая смерть. Отец участвовал в забастовке. Забастовка - праздник бедняков...
Голос студента вернул его к действительности:
- Ты считаешь, что забастовка - хорошее дало, Педро?
- Товарищ, этот парень - молодчина, - говорит Жоан де Адам.- Ты не знаешь еще капитана Педро. Он - наш товарищ...
Товарищ... Товарищ... Педро Пуле кажется, что это лучшее слово на свете. Студент произносит его так же, как Дора говорила слово "брат".
- Так вот, товарищ Педро, нам нужен ты и твои ребята.
- Для чего? - озадаченно спрашивает Жоан Длинный.
Педро Пуля представляет его:
- Это Жоан Длянный, хороший негр. Может, и есть такие же, как он, но лучше не бывает.
Альберто протягивает негру руку. Жоан Длинный какое-то время колеблется: не привык он к рукопожатиям. Но потом пожимает руку, слегка смущенный.
- Вы молодцы,- повторяет студент и вдруг с интересом спрашивает - это правда, что Сухостой был одним из ваших?
- Когда-нибудь мы его вытащим оттуда,- таков был ответ Пули.
Студент потрясен. Он еще раз обводит взглядом склад. Жоан де Адам пожимает плечами, как бы говоря: "Ну, разве я не предупреждал?"
Педро Пуля хочет поговорить о забастовке, узнать поскорее, что от него хотят:
- Мы нужны тебе для забастовки?
- Ну, а если так?
- Если для того, чтобы помочь забастовщикам - я согласен. Можешь на нас расчитывать.
Педро поднимается, он уже взрослый юноша, в лице его читается готовность к борьбе.
- Видишь ли, в чем дело...- начал было Жоан де Адам, но тут вмешался студент:
- Забастовка проходит очень организованно. Мы хотим, чтобы везде был полный порядок, потому что только в этом случае мы победим, и рабочие получат прибавку к зарплате. Мы не хотим устраивать беспорядки. Нужно показать, что рабочие самостоятельно могут поддрживать дисциплину. ("Жаль",- думает Педро Пуля, который любит беспорядки). Но получилось так, что директора компании наняли штрейкбрехеров, и они приступают завтра к работе. Если рабочие разгонят штрейкбрехеров, это даст полиции повод вмешаться. И тогда вся наша работа пойдет насмарку. Вот тут-то Жоан де Адам и вспомнил о вас...
- Надо разогнать штрейкбрехеров? Заметано, - говорит Педро Пуля радостно.
Студент вспоминает, какой спор разгорелся вечером на собрании, когда Жоан де Адам предложил обратиться к капитанам песка. Многие высказывались против, смеялись над самой идеей. Жоан де Адам сказал только:
- Вы не знаете этих ребят.
Такая убежденность произвела впечатление на Альберто и других товарищей. В конце концов за предложение Жоана де Адама проголосовало большинство: стоит попробовать, ведь они ничего не теряют. Теперь Альберто очень рад, что пришел сюда. Он уже обдумывал, как можно использовать капитанов песка в борьбе. Для чего только не сгодятся эти изголодавшиеся, оборванные мальчишки. Альберто вспомнил другие примеры, вспомнил антифашистскую борьбу в Италии, мальчишек Луссу1. Он улыбается Педро, объясняет план: штрейкбрехеры придут на рассвете в три больших трамвайных депо, чтобы подготовить трамваи для работы. Капитанам песка нужно разделиться на группы и охранять входы в депо. И во что бы то ни стало помешать вывести трамваи на линию. Педро Пуля согласно кивает головой, потом поворачивается к Жоану де Адаму:
- Если бы Хромой был жив, и Кот не уехал...
Потом вспоминает Профессора:
- Профессор в минуту придумал бы отличный план. А потом нарисовал бы сражение. Но он сейчас в Рио.
- А кто это? - спросил студент.
- Один парень по имени Жоан Жозе... Мы его называли Профессором. Теперь он рисует картины в Рио.
- Художник Жоан Жозе?
- Он самый, - подтвердил Пуля.
- Я всегда думал, что вся эта история - вымысел. Ты знаешь, что он теперь - наш товарищ?
- Он всегда был хорошим товарищем, - убежденно говорит Педро Пуля. Педро Пуля разбудил всех капитанов и объяснил, что надо делать.
Потом в нескольких словах подвел итог.
- Забастовка - праздник бедняков. Все бедняки - товарищи, наши товарищи.
Студент был восхищен парнем.
- Ты молодчина, - сказал он Пуле.
- Посмотришь, как мы разделаемся с предателями.
1 Эмилио Луссу - один из руководителей итальянской антифашистской организации "Справедливость и свобода", созданной в 1929 году








Потом Педро объяснил Альберто свой план:
- Я пойду с ребятами к самому большому депо. Жоан Длинный - с другой группой. Бузотер, с третьей, - к депо поменьше. Штрейкбрехеры туда не войдут. Мы знаем, как это сделать. Вот увидишь.
- Я приду посмотреть, - заверил студент.
- Значит, завтра, в четыре утра?
- Договорились.
Студент поднимает сжатый кулак:
- До завтра, товарищи.
"Товарищи. Хорошее слово", - думает Педро Пуля.
Спать никто не ложится. Капитаны готовят оружие. Брезжит рассвет, и звезды на небосклоне гаснут. Но Педро Пуле кажется, что он видит одну летящую в небе звезду. Это звезда Доры, она радуется вместе с ним.
Товарищ. Она тоже была хорошим товарищем. Это слово не сходит у него с уст, это самое лучшее слово из всех, какие он когда-либо слышал. Педро попросит Сачка написать о забастовке самбу, чтобы какой-нибудь негр пел ее ночью у моря. Капитаны идут, вооруженные самыми разнообразными предметами: ножами, кинжалами и просто палками. Они идут как на праздник, потому что забастовка - это праздник бедняков, - повторяет про себя Педро Пуля.
У подножия Ладейры да Монтанья они разделились на три группы. Одну возглавил Жоан Длинный, Бузотер пошел с другой, с самой большой идет Педро Пуля. Капитаны песка идут на праздник, первый настоящий праздник в их жизни. Конечно, забастовка - праздник взрослых, но, прежде всего, это праздник бедняков, таких же, как они сами.
Раннее, холодное утро. Когда Педро Пуля расставлял у депо мальчишек, к нему подошел Альберто. Педро Пуля радостно улыбается ему.
- Они уже идут, товарищ, - предупреждает студент.
- Подожди, увидишь, что сейчас будет.
Теперь уже студент улыбается. Он явно восхищен капитанами. Он попросит ячейку поручить ему работу с ними. Вместе они горы свернут.
Штрейкбрехеры идут к депо плотной толпой. Их возглавляет хмурый американец. Они подходят к воротам, и вдруг из темноты, из каких-то закоулков, неизвестно откуда, появляются оборванные мальчишки с оружием в руках. Ножи, кинжалы, палки. Штрейкбрехеры останавливаются. Эти дьяволята сразу же бросаются на них, как лавина. Мальчишек больше, чем штрейкбрехеров. Капитаны сбивают их с ног приемами капоэйры, лупят палками, некоторые уже бегут. Педро Пуля бросается на американца. Штрейкбрехерам кажется, что это черти, вырвавшиеся из преисподней. Вольный и громкий смех капитанов песка звенит в утреннем вохдухе. Они победили! Сорвать забастовку не удалось.
Жоан Длинный и Бузотер тоже возвращаются с победой. Студент смеется вместе со всеми смехом капитанов.
- Вы даже не представляете, какие вы молодцы! - говорит он к радости ребят.
- Товарищи, - говорит Жоан де Адам.
Это слово слышит Педро Пуля в завывании ветра, это слово повторяет голос его сердца. Это слово звучит для него, как песня того негра:
- Товарищи.
АТАБАКЕ ЗВУЧАТ, КАК ВОЕННЫЕ ГОРНЫ
После окончания забастовки студент по-прежнему приходит в склад. Он ведет долгие разговоры с Педро Пулей о том, как превратить капитанов песка в штурмовую бригаду.
Однажды вечером Педро Пуля, надвинув на глаза кепку, что-то насвистывая, не спеша брел по улице Чили.
- Пуля! - окликнул его чей-то голос.
Педро обернулся. Перед ним стоял Кот, в шикарном голубом костюме. Жемчужная булавка в галстуке, кольцо на мизинце. Фетровая шляпа лихо заломлена.
- Кот, ты ли это?
- Пойдем, поговорим.
Они сворачивают на тихую улочку. Кот объяснил, что вернулся из Ильеуса несколько дней назад, вытянув у тамошних олухов кучу денег. Он совсем взрослый мужчина, надушенный и элегантный.
- Да тебя не узнать, - говорит Пуля. - А как Далва?
- Спуталась с каким-то полковником. Но я уже давно ее бросил. Теперь у меня такая смугляночка - закачаешься.
- А где то кольцо, над которым издевался Хромой?
Кот рассмеялся:
- Загнал за пятьсот монет одному полковнику, которому деньги некуда девать. Проглотил не пискнув.
Они разговаривали и смеялись. Кот расспрашивал обо всех, потом сказал, что на следующий день отправляется со своей смуглянкой в Аракажу, потому что сахар приносит большие деньги. Педро Пуля смотрит, как уходит Кот, разодетый в пух и прах, и думает, что, задержись Кот еще немного в складе, он, может, и не стал бы мошенником. Может, благодаря Альберто, он понял бы что-то очень важное, то, о чем только догадывался Профессор.
Революция зовет Педро Пулю, как когда-то Бог звал Фитиля. Этот голос звучит в его сердце, мощный, как голос моря, как голос ветра, ему нет равных по силе. Педро слышит этот голос так же ясно, как голос негра, поющий на паруснике самбу, которую сочинил Сачок.
"Товарищи, пробил наш час..."
Этот голос зовет его. Он наполняет душу радостью, заставляет быстрее биться его сердце. Этот голос зовет изменить судьбу бедняков. Этот голос заполняет собой все улицы и переулки, как гром атабаке на запрещенных негритянских макумбах. Он слышит этот голос в грохоте трамваев, которые ведут недавние участники забастовки. Этот голос рождается в порту, рвется из груди докеров, из груди Жоана де Адама. Это голос его отца, павшего в борьбе. Это голос матросов, лодочников и шкиперов. Это голос капоэйристов, он звенит в ударах Божьего Любимчика. Это и голос падре Жозе Педро, бедного священника, в глазах которого - страх за судьбу капитанов песка. Этот голос звучал на кандоблэ дон'Аниньи в ту ночь, когда полиция унесла Огуна. Этот голос доносится из склада капитанов песка, из колонии и сиротского приюта. Это голос ненависти Хромого, который тюрьме предпочел смерть. Этот голос - в стуке колес поезда, идущего через сертан. Это голос Лампиана, который борется за права нищих крестьян. Это голос Альберто, студента, требующего образования и культуры для всех. Этот голос звучит в выставочном зале на улице Чили, где на картинах Профессора сражаются оборванные мальчишки. Это голос Сачка и других бродяг, голос их гитар, их печальных самб. Этот голос рвется из груди всех бедняков. Это голос дружбы и солидарности. Он зовет на праздник борьбы. Он - как веселая самба негра, гром барабанов на макумбе.
Это голос его верности Доре. Этот голос зовет Педро Пулю, как голос Бога звал Фитиля, голос ненависти - Хромого, голос сертана - Сухостоя. Но голос, который зовет Педро Пулю, сильнее, ему нет равных во всем мире. Потому что он зовет на борьбу за счастье всех людей на земле, всех без исключения. Этот голос летит над городом, над всем миром. Он несет с собой праздник, он изгоняет зиму и возвещает приход весны. Весны человечества. Этот голос рвется из груди всех голодных, всех угнетенных. Этот голос несет наивысшее благо, огромное, как солнце, большее, чем солнце, - свободу. Город в этот весенний день ослепительно прекрасен. Какой-то женский голос поет песню о Баие, о красоте Баии. Песню о старинном негритянском городе, о перезвоне его колоколов, его одетых камнем улицах. В душе Педро Пули звучит голос, он поет песнь Баии, песнь свободы. Этот властный голос зовет его, ведет на борьбу. Это голос всех бедняков Баии, голос свободы. Голос Революции зовет Педро Пулю.
Педро Пулю приняли в партию в тот самый день, когда Жоан Длинный нанялся матросом на грузовой корабль компании Ллойда. В порту Педро прощается с негром, который уходит в свое первое плавание. Но теперь все по-другому, не так, как с другими ребятами, которые ушли раньше. Сейчас Педро не прощается с другом навсегда. Он просто говорит:
- До свидания, товарищ!
Теперь Педро командует штурмовой бригадой, созданной из капитанов песка. Их жизнь изменилась, все теперь по-другому. Они принимают участие в митингах, забастовках, стачках. Теперь у них другая судьба. Их судьбы изменила борьба.
В ячейку пришел приказ от самого высшего руководства: оставить Альберто с капитанами песка, а Педро Пулю направить для работы с беспризорниками Аракажу. Он должен организовать их в штурмовые бригады, как капитанов песка в Баие. А потом заняться судьбой беспризорных детей в других городах страны.
Педро Пуля входит в склад. На город опустилась ночь... С моря доносится сочный голос негра. Звезда Доры светит почти так же ярко, как и луна в несравненном байянском небе. Педро смотрит на мальчишек. К нему подходит Бузотер, негритенку ужу пятнадцать.
Педро Пуля обводит взглядом склад, словно хочет унести все это в своем сердце. Мальчишки укладываются, кто-то уже спит, другие разговаривают, курят, смеются громким смехом капитанов песка. Педро Пуля зовет их, кладет руку на плечо Бузотера:
- Ребята, я ухожу, оставляю вас. Теперь вожаком станет Бузотер. Альберто будет постоянно приходить к вам, делайте все, что он скажет. Слушайте все: Бузотер теперь главный!
Негритенок Бузотер говорит:
- Ребята! Педро Пуля уходит. Ура Педро Пуле!
Сжатые кулаки капитанов песка взмывают вверх.
- Пуля! Пуля!- раздаются прощальные крики.
Эти крики наполняют ночь, заглушают голос негра, потрясают звездное небо и сердце Пули. Этот миг он запомнит навсегда: сжатые кулаки капитанов, прощальные крики "Пуля!", "Пуля!". Бузотер впереди всех. Теперь он вожак. Педро кажется, что рядом с Бузотером он видит Хромого, Кота, Профессора, Фитиля, Сачка, Жоана Длинного, Дору. Они все вместе - те, кто ушел и кто остался. Теперь у капитанов песка другая судьба. Голос негра поет самбу Сачка:
"Товарищ, вперед на борьбу..."
Вскинув кулаки, капитаны прощаются с Педро Пулей. Он уходит, чтобы изменить судьбу других мальчишек, в других городах, во всей стране. Бузотер - впереди, он теперь новый вожак.
Педро Пуля оглядывается и видит капитанов песка. Под луной в старом заброшенном складе мальчишки прощаются с ним, сжав кулаки. Они поднялись с колен, их судьба изменилась.
В эту торжественную ночь, ночь макумбы, атабаке гремят, как военные горны, они зовут на борьбу.

РОДИНА И СЕМЬЯ
Спустя годы рабочие газеты, многие из которых были запрещены и печатались в подпольных типографиях, маленькие неброские листки, которые передавались на фабриках из рук в руки и читались при свете коптилок, постоянно публиковали сообщения о борце за дело рабочего класса, товарище Педро Пуле, которого разыскивала полиция пяти штатов как организатора забастовок, руководителя подпольных ячеек, как опасного врага сущестствующего строя.
В тот год, когда всем заткнули рты, год, который казался одной бесконечной ночью террора и страха, эти газеты (только их не заставили молчать) требовали свободу для Педро Пули, лидера своего класса, брошенного в концлагерь. И в тот день, когда он бежал, в миллионах домов в час скудного ужина лица людей при этом известии осветились радостью. И хотя по всей стране свирепствовал террор, двери домов были открыты для Педро Пули, скрывающегося от полиции. Потому что революция - это родина и семья.


Примечания

Комендадор - кавалер военного ордена. Звание это, однако, можно было приобрести за деньги.

Когда-то поселится на аллее Витории считалось наивысшим шиком: здесь строила особняки знать времен империи. Теперь же, как пишет Жоржи Амаду, "эта некогда красивейшая улица Бразилии превратилась в невообразимый и устрашающий лес небоскребов" ( "Бухта Всех Святых", Рио-де-Жанейро, 1977, с.70

Иезуитский колледж, где в 1922 -1924 годах учился сам Жоржи Амаду

Сеу - сокращение от слова " сеньор"

сарапател - блюдо из свиной крови и ливера

фейжоада - блюдо из фасоли и мяса

Калсада - центральная железнодорожная станция города Салвадора.

Рападура - неочищенный тростниковый сахар в плитках.


назад: ПОД ЛУНОЙ, В СТАРОМ ЗАБРОШЕННОМ СКЛАДЕ. <<

Жоржи Амаду. Капитаны песка
   ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
   Глава из книги Жоржи Амаду "Бухта Всех Святых", 1977г.
   ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ.
   ПИСЬМО СЕКРЕТАРЯ НАЧАЛЬНИКА ПОЛИЦИИ В РЕДАКЦИЮ
   ПИСЬМО СУДЬИ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
   ПИСЬМО ДИРЕКТОРА ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ
   ПОД ЛУНОЙ, В СТАРОМ ЗАБРОШЕННОМ СКЛАДЕ.
   ТОВАРИЩИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация